Главная   Истории успеха инновационных проектов   Игорь Рябенький: 99% стартапов рушатся из-за человеческого фактора

Игорь Рябенький: 99% стартапов рушатся из-за человеческого фактора

Игорь Рябенький: 99% стартапов рушатся из-за человеческого фактора

Один из крупнейших венчурных инвесторов, основатель фонда Altair рассказал, как он стал бизнес-ангелом, по каким параметрам выбирает стартапы и почему старается не инвестировать в семейные пары.

Известный венчурный инвестор Игорь Рябенький родился в Казахстане, вырос в Беларуси, был крупным бизнесменом в России в 90-х, а в нулевых переехал в США и стал венчурным инвестором. Сегодня он вовсю инвестирует деньги миллионеров, в том числе Романа Абрамовича (около трети средств фонда Altair, возглавляемого Рябеньким, выделила компания Millhouse российского олигарха).

В минувший четверг Игорь Рябенький приехал в Минск на встречу дискуссионного клуба B Venture поделиться опытом венчурного инвестирования и создания стартапов. Самое интересное с этой встречи в материале «Белорусского партизана».

«О том, что я бизнес-ангел, я узнал лет через десять»

Как я стал бизнес-ангелом я сам особо не заметил. Я начал свою бизнес-карьеру в Москве, когда в СССР пришел капитализм и стали появляться кооперативы. Я стал работать в крупной компании ELecs. Все развивалось очень успешно и уже в 1993 году мы с моим партнером смогли ее выкупить и на ее основе создать свою. Развивая ее, мы увидели, что свободный рынок – очень хорошая штука, он дает очень много интересных возможностей, которые хочется попробовать. Мы начали искать какие-то команды, помогать им делать бизнес-проекты и давать на это деньги. То есть делали как раз то, что делают бизнес-ангелы и венчурные инвесторы. Но о том, что это так называется, что я – бизнес-ангел, я узнал лет через десять. Поэтому инвестированием я занимаюсь с 1994 года, но долгое время это было скорей хобби. Но в какой-то момент, когда появился Интернет, я увлекся и поехал в США искать стартап-счастье – раскручивать свой стартап UnitSpace. Уже в Америке я узнал, как это должно быть, стартап стал успешным и ко мне стали обращаться за советами и я втянулся. Сначала помогал своим знакомым, потом они привели своих знакомых и т.д. В начале 10-х годов я уже полностью вышел из своих бизнесов и стал классическим бизнес-ангелом. К 2012 году я стал заметным инвестором на российском рынке и мы с Игорем Мацанюком решили вместе сделать венчурный фонд Altair.

Надо быть готовым к поражениям

Венчурные инвестиции – очень рискованный бизнес. Доходный, но очень рискованный. Поэтому ни в коем случае нельзя вкладывать только в один проект, каким бы перспективным он не казался. Если он тебе так дорог – иди и руководи в него сам. Иначе тебя ждет масса финансовых и моральных потрясений и переживаний. Каким бы красивым и притягательным не был проект – он может внезапно и быстро прогореть. Поэтому лучше инвестировать сразу в 10 проектов и не боятся потерь. Вообще надо быть готовым к поражениям. Если ты хочешь быть все время победителем – то иди занимайся теннисом. В венчурном инвестировании без поражений не обойтись. Хорошо если два-три из 10 стартапов заработают так как надо.

Большинство стартапов не погибают, но лучше бы погибли

Самое обидное для инвестора, даже не то, что стартапы погибают. Большинство стартапов как раз не погибают, но лучше бы погибли. Они превращаются в life-stile busines, что для инвестора означает унылое г-но. То есть они крутятся, приносят какой-то небольшой доход, на гране окупаемости, что позволяет фаулдерам получать зарплату, но становится понятно, что этот проект никогда не взлетит. Хорошо если повезет и они согласятся выкупить долю инвестора – в противном случае получается, что ты потратил много сил и средств в крайне низкодоходный бизнес, который может еще и рухнуть в любой момент.

Инвестор – самое слабое звено

В венчурном инвестировании,зачастую самым незащищенным участником является именно инвестор. Когда проект находится внизу – ничего не происходит, но как только он начинает расти, как только в него начинают заходить новые, более сильные партнеры – инвестор становится самым ненужным пасажиром. В прошлом году, например, был случай, когда стартап очень хорошо пошел и я уже думал, что не только “Ламборждини”, но и самолет себе куплю, но люди решили продать стартап. А по подписаным там документам получалось, что в таком случае они в шоколаде, а я – наоборот. В результате компания была продана в 10 раз дороже, чем я покупал свои акции, а я почти ничего не получил.

Вообще в законодательстве очень много положений направленных против инвесторов и тормозящих развитие венчерного инвестирования. В белорусском законодательстве,например, я знаю, есть субсидарная ответственность, т.е. становясь бизнес-ангелом ты несешь материальную ответственность за результаты работы стартапа. В России такого нет, но есть косвенная ответственность. Какая субсидарная ответственность если у тебя 120 проектов, как у меня сейчас?! Это не реально в принципе. Поэтому, конечно, надо выходить на законодателей и менять эти положения – это очень огромный тормоз для венчурного инвестирования в вашей стране.

Почему инвесторы не любят семейные пары

Если не все, то 99% стартапов рушатся из-за человеческого фактора. Поэтому инвесторы очень не любят семейные пары. Был у нас, например, очень успешный стартапы Gfranq. Что-то вроде русского аналога инстаграма. Он очень успешно развивался, но внутри случился толи любовный треугольник, толи пятиугольник, толи еще какая фигура и этим проект они просто убили. Я как раз занимался переносом бизнеса из России в США и Израиль в этот момент, а когда вмешался – они уже развелись и сделали все, чтобы проект развалился. Когда у меня дошли руки и я бросился спасать проект – оказалось, что спасать уже нечего. Оказалось он не заплатил за облако и мы лишились всей базы в 2 млн фотографий и пользователей. В результате мы потеряли очень много денег. Поэтому инвесторы очень не любят вкладывать в стартапы, где фаундеры – пара, муж и жена, отец и сын и т.д. Когда фаундеры не могут друг друга уволить, могут сильно заканфликтовать – это очень большой минус и я стараюсь в них не инвестировать. Хотя есть и исключения. У нас есть очень успешный пример стартапа с украинской семейной парой. Она – китаянка, а он – украинец. Фамилии разные и я сразу не понял, что они муж и жена. Но пока их стартап развивается очень успешно.

На что смотрят инвесторы

Когда бизнес-ангелы выбирают стартапы для инвестирования они в первую очередь смотрят на 3 вещи.

  1. Есть ли рынок и большой ли он. Либо, если рынок только создается – будет ли он большим.
  2. Насколько может быть масштабирован продукт, который предлагает команда. Если продукт предлагается узкому числу людей – он нам не подходит. Если говорят – у нас сильный госконтракт – мы тоже говорим, спасибо, но нет.
  3. Команда. Насколько она сильная, вменяемая и могут ли они привести проект к какой-то стадии. Мы не ждем, что вчерашний студент выведет проект на биржу, но до какой-то стадии он должен его довести. В любом случае если проект становится успешным, мы потом начинаем его умощнять своими специалистами, но не сразу, не на начальной стадии.

Так что если этих трех вещей нет, если они слабые – то можете не обращаться. Такой проект мы уже не смотрим.

Чего не надо делать

Самые распространенные ошибки людей, которые хотят получить инвестирование – навязчивость и занудство. Не надо сразу писать “здравтсвуйте, давайте с вами встретимся, я расскажу вам про свою идею”. Я на такие сообщения отвечаю “здравствуйте, спасибо, не надо”. Мы не можем со всеми людьми встречаться и обсуждать их идеи. Не присылайте сообщения в мессенджере в 2 часа ночи, не звоните по 10 раз. Этим вы наоборот оттолкнете. Это первое. Второе – пишите кратко и четко. Я не буду на начальном этапе читать длинные письма о том, что, как и почему вы хотите сделать. Открою, бегло просмотрю и забуду. Поэтому пишите кратко и четко – я такой-то, у меня есть революционные проект в такой-то области, который делает то-то и то-то. Одно предложение – но емкое. Если заинтересует – тогда уже будем конкретно разбираться в проекте.

Второй шанс есть всегда

Не стоит расстраиваться, если вам не ответили, если вы прислали плохое письмо, плохо объяснили ваш проект и т.д. Если пришло плохое письмо – мы просто отправляем его в корзину и все, мы о нем не помним. Новое ваше письмо – это для нас абсолютно новый человек с новым предложением. Если ваш предыдущий проект провалился – тоже ничего страшного, мы лишены какой-то злопамятности и если новый ваш проект будет хорошим – мы его обязательно поддержим. Такого принципа придерживаемся не только мы, но и почти все венчурные фонды.

Comments are closed.